ЖЗЛ. Сергей Есенин.

ЖЗЛ. Сергей Есенин.

Все началось, как и многое другое последнее время, с лекции Дмитрия Быкова “Трезвый Есенин”. Все два часа Дмитрий Львович, в достаточно жесткой манере, развенчивает образ лирического героя стихов Есенина. Там ни в коей мере нет попытки продраться сквозь мифы и легенды биографии самого Есенина. Всей лекцией он пытается показать, что поздняя есенинская поэзия –  это замечательный в своей искренности, “удивительный пример [алкогольного] распада личности, явленный в стихах”.

Для меня, типичного невежественного выпускника советской школы, Есенин – это припорошенные серебром березы и златые дали. Возможно, нам и давали Черного Человека, но никаких воспоминаний у меня об этом не осталось. И уж точно нам не рассказывали о замечательных нравах (тяжелое пьянство и интриги) питерских поэтов 10-20-х годов и как они переживали ужасы послереволюционного Питера. Мне стало интересно, что же произошло “на самом деле”.

Анонс ЖЗЛ-вской книге о Есенине, авторства Куняевых, гласит – “книга принципиально отличается от всех ранее изданных книг о Есенине, поскольку ее созданию не мешали никакие идеологические догмы”.  В реале эта книга – совершенно чудовищный памфлет, написанный в стиле Спид-Инфо. Если, что и есть в ней – так это идеологические догмы двух прожженных советских “поэтов”. Поначалу я все надеялась, что книга – просто заказ, но посмотрев несколько интервью с Куняевыми, поняла, что они такие и есть – намертво проштампованные системой, продажные маски.

Я читала громко ругаясь на каждую страницу, но и перестать читать не могла, как не возможно не оглянуться на уродливую аварию и лужи крови на асфальте. В лексикон “исследователей творчества Есенина” входят такие замечательные словосочетания, как “знаменитые истерички”, “тупоумные декларации”, “отвратительные стихи”. 

Нелепо на этом фоне, смотрятся попытки найти в Есенине человека выдающихся качеств, как будто талант (или гений) – это синоним порядочности и этичности. К счастью авторы сами себя выпороли, цитируя переписку Есенина, где чуть ли не каждая строчка, свидетельствует об обратном.

“Знаешь, как я на Парнас восходил?.. Тут, брат, дело надо было вести хитро. Пусть, думаю, каждый считает: я его в русскую литературу ввел. Им приятно, а мне наплевать. Городецкий ввел? – Ввел. Клюев ввел? – Ввел. Сологуб с Чеботаревской ввели? – Ввели. Одним словом: и Мережковский с Гиппиусихой, и Блок, и Рюрик Ивнев…”
“Я имел право просто взять любого из них за горло и взять просто сколько мне нужно из их кошельков.”

Дочитывать хамские домыслы Куняевых я не стала. Зато нашла у себя на полке замечательный 5-томник Есенина, с полным собранием стихов, поэм, перепиской и биографиями. 

“С грустью, с испугом, но я уже начинаю учиться говорит себе: застегни Есенин свою душу, это так же неприятно, как расстегнутые брюки”