Путешествие по Новой Зеландии. Часть 4. Вокруг Северного острова.

Путешествие по Новой Зеландии. Часть 4. Вокруг Северного острова.

Спустившись с Тонгариро, первой остановкой решено было сделать
 светящиеся пещеры Вайтомо. Но сначала – цивилизация, кровать, душ, тв.


Когда трое мужчин и одна женщина спускаются с гор.

С Тонгариро закончилась обязательная программа-минимум. Дальше мы были в свободном полете. Оставшуюся неделю мы лениво объезжали по периметру верхнюю, т.е. северную часть острова.

То, как аборигены заботятся о своей природе особенно стало заметно во время обхода Тонгариро. В своем стремлении минимизировать урон приносимый туристами, они не просто навязчивы, они почти грубы. Их, конечно, можно понять. Можно сколько угодно просить не сходить с тропы, но турист все равно сойдет и лишний раз наступит на корень мини-куста растущего на обочине. Один наступил, обходя грязь, второй, и уже видно, что цветочек следующей весной не расцветет, а протоптанная дорожка станет на полметра шире. Вот рейнджеры, стерегущие хаты и наставляющие путников, и развешивают плакаты и твердят раз за разом – уберите за собой, не сходите с маршрута, дезинфицируйте ботинки. Твердят с общей интонацией – будьте, как дома, но не забывайте, что вы в гостях (и плотоядно цыкают зубом). Мне это изрядно попортило впечатление от новозеландцев. Об этом, впрочем, может быть, напишу позже.

Во многом благодаря этому маньячному стремлению сохранить то, что больше нигде на земле не водится, в НЗ можно увидеть чудеса.

Например, светящиеся пещеры Вайтомо. Я была в священном восторге от этих пяти минут проведенных в живом Аватаре.

Или гигантские деревья каури. Есть изрядная ирония а том, что эти монстры живут по две тысячи лет, но при этом обладают очень хрупкими корнями, живущими близко у поверхности почвы и банальное топтание вокруг ствола (“фото меня обнимающего ствол дерева” как обязательная программ любого туриста) убивает старикана на раз-два-три. 


Лес состоящий из тысячелетних деревьев. 

Дезинфекции в Новой Зеландии – залог долгой и счастливой жизни. Леса. 

Мы видели 90 Miles Beach, который на самом деле, 90-километровый и прибежище серферов.

Как сказал Сергей, всё, что вы знаете про серферов – рассекание в открытых джипах в волне прибоя, красивые мужчины и женщины – это всё правда. Хочется немедленно всё бросить и уехать на полгода кататься по волнам, периодически уходя в закат. И дело даже не в зависти, а в том, что в пляжах Тасманова моря есть какая странная магия. Не попсовый wow-эффект, а ширь и мощь, выбивающая все пробки сознания, подсознания или что там еще бывает, напрочь.

Тем же эффектом, только в десяти кратном размере, обладает мыс Рейнге, самая северная точка новой Зеландии (ну или почти). Там соединяются Тасманово море и Тихий океан.

Сюда мы приехали на десятый день и увидев это чудо уже хотелось возопить “Доколе?!”. Я ведь была уверена, что масштабнее, красивее, внушительнее уже быть не может. И тем не менее, вот оно.

Маленькое деревце, прикрепившееся к голой скале в море, откуда души умерших скидываются в их версию загробного мира.

Линия двух больших вод, смешивающихся в один коктейль, мужское и женское начало в танце (ага, маори еще те романтики). Оглушительное стрекотание сверчков в жаре. Маленький белый маяк, с обязательной парой двух бухих русских. 


Там мы и провели нашу последнюю дикую ночь, разбив палатки в небольшой бухте по соседству. Этот кемпинг легко может выиграть конкурс на самое живописное местонахождение. И я там был, и рассматривала Южный Крест и фантастические звездное небо. 

Новый год мы встретили в Окленде

Кари-Кари